отражение, сверч

cbep4ok


песни сверчка

"Все проходит, как пароходик." Г.Лукомников


Previous Entry Share Next Entry
В Новом Осколе 18-19 января 2018
отражение, сверч
cbep4ok

Получается, что раз в год я езжу в Новый Оскол, в исправительную колонию. Там несовершеннолетние девушки. Таких колоний в России только две, вторая — в Томске.

Всего сейчас в этой колонии полсотни девушек. Около двадцати пришли  после работы и обеда                            ко мне лепить и раскрашивать готовые чашки  (их я на гончарном круге заранее сделал). Фото, к сожалению, не будет, хотя, у меня есть. Нельзя теперь показывать лица и бейджи с фамилиями.

Но несколько всё же будет. Я уже два прошлые раза подробно рассказывал о поездке, так что в этот раз буду короче.  Приехали на поезде в Старый Оскол, оттуда на машине - в Новый. Это поездка Центра содействия реформе уголовного правосудия. Команда в этот раз, как всегда - пять человек. Два организатора-координатора Лена и Валера, три человека проводящие занятия - психолог Лена, визажист Татьяна и я. Заселились в гостиницу. Пошли обедать в уже знакомую подвальную пиццерию-кафе. Часам к двум поехали на такси. У нас багаж - купленное по большей части в здешних магазинах - предметы личной гигиены, которых всегда не хватает, и так как те, которыми обеспечивает государство, невысокого уровня (к примеру: шампунь вовсе не положен, считается, что достаточно мыла). Прошли досмотр. Новое, что проход по отпечатку пальца. Правда, мужчинам решили этого не делать. Наверное, считается, что та, которая захочет сбежать, не справится с мужичком, не сумеет в него переодеться и им притвориться, так что нас пропускали без отпечатка пальца.

Пока девочки ещё не пришли, нас стали угощать чаем и кофе работники воспитательной службы. Вот они нам демонстрируют поделки девочек из бисера. Лена-психолог (в синем) восхищается.



Пришли воспитанницы. получается, я был полтора года назад первый раз и опасался, что все будут новые (мне это обещали). Я даже немного огорчился, что не увижу старых знакомых. К моей радости, предупреждение об одних новых было ошибочным, среди всех пришла и уже знакомая по прошлым поезкам К. , которая сразу упрекнула меня: "Что же вы так долго не приезжали! А мне девчонка одна говорит, что приехали люди, среди них один мужчина в бордовых брюках. Я сразу догадалась, что это Дима приехал!"



Я раздал всем глину и предложил сделать небольшие фигурки, из которых я потом сконструирую свистульки. К моему беспокойству, все девочки довольно быстро сконструировали, котов, сов, пингвинов, и прочих персонажей. Я поставил это сушиться на полку.



Занимаемся, как вы поняли, в библиотеке.
Следующим номером программы была роспись чашек. А что останется на завтра? Я понял, что надо было материалов брать в два раза больше.
Как я уже в прошлые разы писал, здешние девочки мне кажутся абсолютно нормальными, вежливыми, благожелательными. Никакой грубости, упаси бог нецензурщины, даже при общении меж собой. А никаких надзирателей не было, я один был в этой комнате с ними. Конечно, можно было заметить некоторые татуировки, как вполне современные, декоративные, так и более совеобразные, аутентичные для обитателей УФСИНовских заведений. Возможно большинство татуировок скрыто под одеждой.

Чуть позже, видимо после занятия с визажистом Татьяной, пришла А. А. тут главная художница, участница всероссийского конкурса творчества  исправительных колоний. У неё был номер рисования песком. Кабинет зам. начальницы по воспитательной работе украшен её картинами. А. расспрашивает меня о жизни и дарит мне свою глубокую тарелку, которую я привёз ещё в 2016 году. (Теперь я дома ем из этой тарелки, её вобще-то сделал когда-то ученик "Ковчега" Никита, а вот А. расписала.)

Мне любопытно, конечно, за что попали сюда девушки, но расспрашивать их я не буду. Это психологи раздают специальные анкеты, которые можно заполнять, как указывая своё имя, так и анонимно. И в этих анкетах отражаются и статьи и вообще рассуждения девочек о своей судьбе, ожиданиях и надеждах на будущее.

Некоторые девушки немного закатывают рукава, чтоб не пачкать одежду глиной и красками, и я вижу шрамы на запястьях и выше к локтю. ("Попилы" как когда-то это называлось.) Кажется такое есть и у моей А. А. хочет после колонии учиться на дизайнера. При всей привлекательности, А. - преступница, вместе с матерью они не убили одну женщину, только потому что та догадалась притвориться мертвой.

Девушки отправляются на полдник, а мы снова пьём чай в кабинете воспитательной службы.

Теоретически, девушки здесь могут быть и старше восемнадцати лет, тут можно быть до девятнадцати. А потом надо перебираться во "взрослую" колонию. Все, конечно, надеются на УДО. Не уверен, что в следующий раз (если поеду), то встречу тут А. и К. Чтоб как-то не потеряться, я всё же в этот раз решил оставить свой телефон и электронный адрес (хотя найти меня в интернете можно без труда). Тут, конечно, ни телефонов, ни интернета нет. Телефон (большой, напоминающий междугородние автоматы переговорных пунктов, которые бытовали в прошлом веке) висит в комнате досмотра. Иногда, видимо, разрешается сделать заранее спланированный звонок под надзором администрации.

Не уверен, что девушки вспомнят меня на свободе. Но вот одна пожелала лепить, хочет научиться "лепить человека". Так что шанс есть. А. , если на освободится весной (наша координатор Лена пессимистично считает, что А. ждет переезд во "взрослую") то поедет в свой город (тоже А.) через Москву. Она говорит: "Я как сяду в поезд, вам позвоню". К. в Москве останавливаться не будет, она поедет на на поезде, её папа повезёт на машине. К. надеется, что это будет летом.

Около восьми мы заканчиваем, проходим обратно и видим через окно, что девушки сидят в классе, у них ещё уроки пред ужином!

У нас ужин в том же подвале-пиццерии. Лена с Татьяной выпивают по бутылке пива и отправляются на службу в местный храм, сегодня Крещение. Но окунаться в прорубь они не готовы. Я иду в гостинцу, Лена -координатор снова в магазин, у неё список того, что заказали купить в колонии.

19 января.

Мы с Валерой после завтрака идём на почту. Тащим две посылки. Это А., которая продуктивно работает в колонии, зарабатывает какие-то деньги, может позволить себе покупать вещи (и продукты?) для того, чтобы посылать их  своей маме, находящейся в колонии в Вологде! Мама как-то энтузиазма к работе там не проявляет (а может у них в колонии нет производства?) и нуждается в поддержке.

После того, как я отнёс посылку, пошёл заказать фото А., Валера уже раньше заказал много фотографий девушек, чтоб позже им их раздала Марина Викторовна. А А. просила сделать фото меня (у нас было два аппарата, хотя на пронос оформлен был один фотоаппарат и один ноутбук).

Обедаем в нашем подвале и снова ждём такси, снова везти какие-то объёмы. Служба режима не дала пронести внутрь детские крема. В них есть содержание какого-то спирта. Решили, что можно отправить этот детский крем в медпункт (там спирт может быть). Стеклянные баночки тоже запрещены. Но Лене-психологу разрешают пронести стеклянную бутылку с минеральной водой, при условии, что пустую она вынесет обратно.

Досмотр идёт своеобразный (помню, в Можайске приходилось обувь снимать и т.п.) а тут спрашивают, не несёшь ли ты запрещённое, а потом проводят металлоискателем по твоей фигуре в комнате досмотра. Но фотоаппарат я простодушно оставил на полу в коридоре (а мог бы и что-то запрещенное оставить! Хотя там видеокамеры, конечно). Но формальности соблюдены. Работник надиктовывает: "Проводится проверка гражданина Широкова..."

Снова нас поят чаем. Снова приходят девушки. Я теперь им могу предложить только расписать игрушки, которые слепили вчера. В следующий раз буду готовиться с запасом.
Раскрашивают вполне быстро. Надо бы конечно общаться, но я тупо собираю свои краски, экономно отправляя с палитр обратно в банки. Девушки листают газету (забыл название), которая специально издаётся для "зон". Показывают фото на первой странице - выставка предприятий УФСИН на ВДНХ. К. рассказывает, что шьёт все эти куртки которые есть на фото с выставки. Это продукция Новооскольской колонии. Хотя на этикетках никакого упоминания ни Нового Оскола, ни труда заключённых. Видно московской фирме выгодно размещать заказ здесь и на этикетках не конкретизировать мест производства.

На последних страницах газеты фото и тексты с предложением переписки. "Вот этому Х. написала, так он забросал её письмами в ответ, как её только ласково ни называл!"

Наконец, я собираю керамику, чтоб везти в Москву на обжиг. Девушек торожественно Лена одаривают наборами. Потом мы перемещаемся в комнату визажистов, а потом в класс психолога Лены. И там тже вручают подарки.

Прощаемся, девочки уходят на полдник.

Слева, кстати, К.

Работники колонии провожают нас до машины. Машина везёт нас в Белгород, и мы садимся в поезд на Москву в 21.00.

?

Log in

No account? Create an account