отражение, сверч

Все метки

отражение, сверч

Продолжение обжига

Продолжаем обжиг, дров (на фото) хватит с избытком.
После часового прогрева, начинаем подкладывать, достигая максимального огня. Из трубы идёт дым, пламя облизывает глиняных вещи, они должны разогреть я до свечения в темноте.
Ещё, чтоб не тратить время, можно процедить шликер, для получения чистой глины, чтоб лепить дальше из неё.







ДОКТОР

Деревенский "газетных" обжиг

Провел обжиг шести предметов в небольшом костре, создав из кирпичей, решётки, газет, шликера и трубы одноразовую печь.
Пергвая часть.
Фото и пояснения.
Правда, получилось в обратной последовательности, но переделывать лень.


Идёт обжиг

Разводим у устья топки небольшой огонь и первый час прогреваем изделия

Прикрепляем сверху трубу

Наверху делаем дырку для дымохода

Закладываем для изоляции другими кусками кирпичей и черепицы

Потом газетами, смоченными в глине, слоев десять

Оборачиваем вещи двумя листами газет

Заранее готовим шликер (жидкую глину) и газеты

На них решётку и вещи

Кладём кирпичи


Слепленные вещи
отражение, сверч

О прошедшем биеналле

Придётся отчитаться о троекратном посещении биеналле ( Современного искусства, 8-го).

Первый раз я бегло все обошёл, порадовался за Машу Суворову и ушёл, немного удивившись, что нигде нет разъясняющих текстов (в современном искусстве, чуть ли не более важных, чем само произведение).
Изучал этикетки, чтоб хоть как-то попытаться понять. Но по этикеткам мне сложно, потому как уже читаю плохо. Например, прочел материал: "тротуарная плитка" (видно собянинская въелась в мозг), а никакой плитки нет в отсеке. Пригляделся внимательней, а это "траурные платки" напечатано!

Второй раз, через неделю, я ещё раз пробежался по выставке. Благо, мне бесплатно, и непонятно зачем люди отдавали по 400 рублей, чтоб на это посмотреть. Один художник налепил больше тысячи человечков из хлебного мякиша, ещё прибавил несколько голов из того же материала. Объёмные вещи мне ближе чем живопись. Но, пожалуй, тысячи таких я бы не слепил.

В третий раз я осмотрел основательно. Более того, скачал аудиогид (2 часа общего времени).
Правда, я его ещё до конца не прослушал.
Пока только "Основной проект" : по-существу это прочитанные голосом этикетки, с добавлением одного, двух предложений общего порядка.

Но я пристал к экскурсии. Её вела девушка в красной футболке телефонного спонсора, были еще смотрители в чёрных футболках от страхового спонсора.

Девушка разъясняла у этих условных "домов" (весь проект имеет название "Ориентирование на местности" и по залу расставлены условные боксы-выгородки) что к чему. Художники любят использовать свою кровь. Австрийские, правда, когда её надо было крупные картины покрывать, брали краску, но наш, который много человечков из мякиша - большие бюсты (на которых сверху маленькие страдальцы смотрят) облил не краской, а своей корвью. А тот иностранец, что в паре с "мякишным" (конечно, знаменитый, незнаменитых там нет) придумал для нового взгляда на свои картины их переворачивать! Какой оригинальный ход.

Отчасти эта выставка напомнила мне московскую, в Манеже, в 2018. Тоже там набрали молодых разъяснителей-экскурсоводов. Я тогда сетовал, что мало социальных, не говоря уж о политических, "художественных реакций". Тут тем более, потому что половина иностранцев.
Но вот наш художник сунул в мусорный контейнер джи-пи-эс маячок, потом повторил, бросив в другом месте и ещё. Получил сигналы с мусорных полигонов Подмосковья. Поехал к своим маячкам, поразился горам мусора, снял их с высоты птичьего полёта, нарисовал в пейзаже. Да, злободневно. Я, помню, ещё в 2005 впечетлился я таким полигонов, Синьково, кажется. Рядом глиняные карьеры, так они этой чудесной глиной мусор заваливают! Крупнейший полигон Европы, но, вроде, закрыли его, хоть глину тратить не будут. Хотя запах овевает дачи вокруг и зимой.

Дошли и до Маши Суворовой. У неё триптих (правда, если приглядеться, то каждая из трех картин состоит ещё из двух частей, двух отдельных подрамников, чтоб проходили в двери мастерской).
Первая - жёлтая башня, в центре красная, справа черно-белая. Оказывается, тут много смыслов. Слева - Вавилонская, уходит за раму (в небо). В центре, красная, недостроенная, обломанная и треснутая. Это Коммунизм. Ну, и справа - с аккуратным арочками - Современность, расчетливая, холодная, денежная. А можно охарактеризовать башни и по-другому: Гордыня,..., Алчность. (Кажется так, коммунизму эпитет придумайте сами, я забыл, или посмотрите девушку, я её разместил в прямом эфире 16 января.) А можно и Золото, Кровь, Камень.
В общем, смыслов много.

Я из художников называю только Машу, потому как давно и лично знаю, (ещё она красивая). Как зовут остальных можно посмотреть в этом гиде, если мне удастся ссылку дать.

Есть дочь президента Азербайджана, с движущимися фото-узорами, мужик, сделавший лабиринт из узорных решеточек, которыми в жарких странах дома и окна закрывают, чтоб солнце меньше нагревало. Тётенька приехала на Аляску и очаровавшись медведями (Наверное, и бурыми и белыми) понаделала медведиков из разноцветных перышек.

Но вершиной выставки (для меня, во всяком случае) стал Унитаз. Современное искусство есть современное искусство. Сто лет назад Марсель Дюшан выставил писсуар под названием "Фонтан". Теперь художница из Саудовской Аравии ответила ему унитазом. Для меня это свое, родное, керамика, к чему стремишься, где чувствуешь себя комфортно. Собственно, художник выставил унитаз не как главный объект инсталляции. Тут, оказывается, важно поднятое сиденье. Художница показывает, как заботливо и уважительно восточная женщина поднимает сиденье после пользования унитазом, чтоб следующий за ней в туалет мужчина не осквернял свои руки прикосновение к сидению. А может она о себе заботится, если мужику все равно писать в унитаз с поднятым или опущенным сидением? Загодачная женская душа.
У нас дома, правда, сын требует закрытия крышки унитаза, так как если крышка открыта, то кошка не гнушается пить из колена унитаза, что моего сыночка раздражает.
А вообще, если задаваться проблемой чистоты, то логично всем пользоваться унитазом сидя, чтоб брызги мужской мочи не разлетелись вокруг.
Вот на какие глубокие размышления наводит современное искусство.
Эта же художница представила два агрегата олицетворяющие мужчин и женщин. Мужчина - это банкомат выдачи купюр, а женщина - автомат выдачи (продажи?) детей. Мальчиков подразобрали, а девочки - на любой вкус.

- На самом деле там ещё много было картин и объектов. Всё я не осилил.

Немного фото
https://photos.app.goo.gl/ULw48PKNtB9SrYaaA
отражение, сверч

(no subject)

По свежим впечатлениям отчитаюсь о фестивале в Богородске. Потом, наверное, напишу еще, личные ощущения, для любопытных друзей.


Да, фестиваль уменьшился в численности участников.
Но, как-то очень все стало выверенным и "зонно" организованным. В одной комнате на трех кругах желающие пробовали свои силы на гончарных ножных кругах, в другой комнате шла роспись глазурями небольшой посуды для последующего обжига с опилочным задымлением. Наконец, в комнате за сценой занимались с детьми - росписью и на небольших гончарных кругах.
Кроме этого все могли посмотреть выставку и музее, купить сувениры в  магазине центра.
Возможно, это уже давно так, я последний раз был в 2013, кажется, все это было, но теперь больше отшлифовано, в помещениях сделали ремонт.

Большинство участников фестиваля торговали своей пподукцией на главной торговой площади и перед центром гончарства.

Кроме фестиваля проходил {в субботу) День Города, так что можно быдо наблюдать весь день концерт, футбол на стадионе и еще разные выступления на других площадках.

В этом году участников размещали на ночлег в "Березках", знакомой с прошлых лет турбазе.

Что-то можно увидеть в моих прямых эфирах, которые сохранились у меня.в ФБ
.
отражение, сверч

(no subject)

Сейчас сообразил сравнить. Яздундокта (5 лет и 3 месяца) в рисунке нечертала какие-то знаки (букв еще не знает) и просила меня прочесть ее письмена. А вот Матвей летом 2015 уже читал. Правда он на четыре месяца был старше летом 15-го. Васяша в этом возрасте какие-то буквы знал (чтение "Азбуки" Маршака давало плоды) .
В школе, Васька довольно быстро научился читать, месяца за два-три до семи лет и уверен, что "давно умеет читать".

Алексей и Алена читать учились в школе, в шесть лет (тогда те, кто в начальной учился четыре года, шли с шести).  Хотя, за давностью лет, помню неточно. Скорее всего было так.

Так что Яздунжокта, из моих детей, пока в чтении абсолютно чиста.
"Девочкам это необязательно" - авторитетно сказал Алексей.
Возможно, те кто не читает, лучше рисуют, потому как хочется аысказаться на бумаге, а вариант пока один - рисунок.
отражение, сверч

(no subject)

Дети с комфортом едут в  автобусе дальнего следования, откидывают спинки кресел. Моё упущение, не взял книжку им читать в дороге. Матвей взрослый человек, может ехать, углубившись в заоконное созерцание и собственные раздумья.
Васяша берет телефон, чтоб по карте контролировать передвижение к цели маршрута.
Дуся берет мой дневник, рисует, потом требует, чтоб я прочёл её сопроводительное текст.

Всё повторяется. 28 лет назад Алексей просил :
- Бабушка, прочитай то, что я написал!
-Так ты же сам написал, значит можешь прочитать и ты.
- Нет, я писать могу, а читать ещё не умею.
отражение, сверч

(no subject)

На кладбищах.

Реши посетить могилы прабабушек (с них те участки начались, теперь на одном ещё три, а на другом ещё четыре захоронения). С Перовским все стандартно, тем более туда я в первой половине дня ездил. А вот с Хованским Центральным вышла некоторая неувязка.
Я обнаружил, что открывшаяся станция метро "Филатов Луг" совсем рядом с Западным Хованским и подумал, что запросто можно оттуда и на Центральное попасть.
Отправился я уже поздновато, после семи вечера, но, думал, что светло и я успею.

В 'Филатовом Лугу" даже было упомянуто Хованское Западное на указателе. Я смело помчался туда на самокате. Слева открывалась огромная строительная площадка будущего "человейника". Отличное место, под боком новое метро, с одной стороны кладбище, с другой гора бывшего мусорного полигона.

Абсолютно пустынная, потому как перегороженная пока ещё, дорога. Охранник в будке немного удивлённо на меня посмотрел. Но я несся, видя забор Западного кладбища справа. Немного смущало, что забор не имеет никаких калиток или лазов. Но мне нужно было Центральное и я полагал, что дорога туда приведёт. А она начала сворачивать к Саларьеву, к горе задернованного мусора. Я видел вход Западного Хованского, но он был за препятствием. И теперь это была какая-то строительная площадка, за ней забор, а за забором не кладбище а какие-то сомнительные владения, то есть, даже если перелезть через забор не окажешься на дороге.

Решил уж спросить у строителей, которые работали монтируя какие-то конструкции в земле. Удивительно, как люди от метро попадут на кладбище? Если даже для меня это проблематично. Рабочие весело предложили спросить у охранника. Охранник добродушно предложил пойти вдоль забора, а там будет дырка (открыть замок на двери он для меня, конечно, не захотел).

Я наконец проник к кладбищам. Западное мне не нужно было и я поехал к Центральному. Нигде людей не было видно, но стояли несколько машин и внутри приросших к кладбищу мастерских по изготовлению надгробий (а именно они граничили со строкой) какая-то жизнь шла. Стояли кое-где автомобили, слышны были собаки.

Я уверенно подъехал к Центральному, где даже есть автобусная остановка (раз я ездил сюда на автобусе). На кладбище не было ни души. Я проехал к своему участку и стал скрести памятник. Когда-то я, по предложению отца, сделал некую тонировку вокруг букв, чтоб они лучше читались на тёмном фоне. Но за многие годы эта краска превратилась в облезлую и грязную.

Вопреки надежде, отскрести полностью не удалось, надо или применять какую-то разъедающую жидкость и металлические щётки. Но стало чуть лучше. Поняв, что дальше я ничего уж не отскребу, я собрался назад. Можно было направится через главный вход Центрального к Саларьеву или Румянцеву. Но мне стало любопытно, как так получилось, что к Западному нельзя пройти от метро, и вовсе туда можно попасть только через Центральное, Кстати, автобусы, оказываются, ходят только до начала восьмого вечера.

Я поехал по пустой дороге назад и проехав мимо главного входа в Западное уткнулся в забор. Идти снова через стройку я не захотел и проник за небольшую калитку на Западное на дорогу вдоль забора, который я видел снаружи, когда ехал сюда. Только я раза два оттолкнулся, как услышал голос: "Парень, парень! “
Да, со спины, на самокате, в пестрых штанах, я -" парень", в лицо я позавчера был "дедком" в устах молодого самокатчика, который заинтересовался моим самокатом.

Это охранник удивился, откуда я тут взялся. Впрочем он вполне благожелательно предложил мне ехать дальше, найти дырки и места, где "таджики перелезают". Оказывается, кладбище закрывают в 19 часов (а было уже 21.40), но они никого не гоняют.

Я беззаботно поехал вдоль забора и на углу, ближайшем к метро увидел собачий (таджикский?) лаз, куда я пропихнул самокат, а сам все-таки преодолел забор сверху. За забором была даже большая канава, но над ней заботливо положили мост из даух досок. И вскоре я был в метро.
отражение, сверч

(no subject)

МИИГАиК продолжение 4, вернее, окончание


Из музеев я направился в 54 комнату, в т. н. "чертежку", место сбора выпускников КФ. Там ничего интересного не обнаружил, но обнаружился Миша Чепик, взывавший  к некой Марине Евгеньевна. Ею оказалась Марина Зайцева, работавшая в свое время, как и я и Чепик в ПКО. (Ну, ладно, я уж признаюсь, что в 1985 году был влюблен в Марину). Рядом с Мариной стояли Иннеса и Алла, тоже из тех же времен. Я восторженно обнимался с ними, так как не видел Марину двадцать два года, а остальных, наверное, и тридцать лет. Они направлялись теперь в музей, так что я его посетил вторично. Интересно, что в оформлении Золотых комнат есть стилизованые трубы геодезических приборов, так что в середине 19 века комнаты подновлялись, когда сюда КМИ въехал.
Из музеев девушки пошли в актовый зал, где начиналась торжественная часть встречи. С этим залом связаны не самые лучшие воспоминания. После одного мероприятия 1982 года в нем, моя студенческая карьера пошла под уклон и через три месяца я был отчислен.

Тут подал телефонный голос Полат, который в актовом зале сегодня утром уж выступил на конференции и снова сидеть среди зрителей не желал. Пришлось мне покинуть зал и идти к Полату. У Полата были Наташа Апполинская, Катька Волкова (это наша группа), Оля Жебровская из третьей руппы, и две девушки из первой, честно говоря, я их уже не мог вспомнить (наверное, как и они меня).

Спешно решено было идти в одно из ближайших кафе. (Практика встречи с друзьями у Полата была отработана. )

Так что следующие два часа мы провели за столом в каком-то ресторанообразном заведении. Вспоминали однокурсников. Причём, некоторые, активно общительные во время учёбы бесследно исчезли, и это явно их принципиальная позиция, ибо ныне в интернете можно без труда, при небольших усилиях, себя проявить пред друзьями студенческих лет.
Да и в доинтернетное время, например, Катя удивилась, что Оля К.  работала двумя этажа выше, в годы ПКО. (Наверное, и сейчас там работает.) Странно, что она её не встречала. Так же никаких вестей от Марины М., а мне они казались всегда спаянной женской группой внутри студенческой учебной группы.

Смотрели старые фотографии, но я и тогда, когда их делали, не знал изображённых, они большей частью были туристско-кээспэшными людьми, учившимися на других курсах, а может и факультетах.

Через какое-то время наша компания вернулась во двор института и стала под деревьями допивать то, что прихватили из ресторана. Для большинства выпускников это и было главным пунктом встречи. Пять лет назад институт заботливо вытащил на улицу много столов-парт для таких фуршетов и даже приглашал полевую кухню с гречневой кашей из родственной военной части. В этот раз ни столов, ни каши не было, но стояли три прицепа-магазинчика от каких-то фаст-фудов.
Через некоторое время к нашей компании под деревом присоединились Альберт Лаптев (в студенческие годы чрезвычайных активист, а вообще, фанатичный картограф, сейчас трудящихся Яндекс-карт) и Паша Кельманов. Они учились на курс старше.

После того как допили все решено было всем представителям нашего курса ехать продолжать к Оле Жебровской. У неё дом в Новой Москве. А я как-то не решился. Девушкам хорошо, они давно (ну, ладно, недавно, года два-три как) пенсионерки, а мне завтра на работу. Сидели они до пяти утра в садике у Олиного дома. Хотя, наверное, я бы успел от них в Люблино к десяти.

Так или иначе, я побродил по опустевшим коридорам. Кафедры отметили юбилей и разъехались по домам. Вышел на крыльцо. Площадка готовилась к финальному зрелищу - файер-шоу. За пять лет понятия о прекрасном и эстетические предпочтения МИИГАиКа не изменились. Пока же народ развлекали дискотекой в стиле ретро (в расчёте на возрастную аудиторию)

Ведущий (интересно, знает ли он, что у него небольшие проблемы с дикцией?) разогревал интерес публики к предстоящему шоу, а охранники выдворили с площадки некоторых потерявшихся в пространстве выпускников-ветеранов.
Действительно, теперь во дворе построили какое-то невразумительное здание, а на праздник наставили всяких загородок, не понять, как пройти, особенно, если слегка разгорелся встречей.

Тут я обнаружил, что телефон мой садится и шоу снимать не на что. А раз так, - поехал домой. Шоу мне не очень интересно, а видео, наверное, многие разместят.

По дороге я размышлял. Не зря меня отчислили тогда, не проходил я по параметрам. Вот Катька или Жеброаская, не семи пяди во лбу, а работали в ПКО одна в эксперимено-художественном (!) отделе, а другая редактором. В то время, как настоящий художник и картограф (я) был на чернорабочей должности составителя карт. (Правда, начальству ПКО было не до того, в конце концов они разорили все что можно, зарплаты платили только себе и ПКО сдохло оставив долги пред верными работниками. ) Ну и сейчас мои однокурсницы  вполне успешные пенсионеры. Оля, например, имеет трехэтажный домик с бассейном и прочими атрибутами.

Полат же (я его через день провожал во Внукове) взглянул на однокурсников по-другому: "У всех семьи развалилась, у некоторых, даже дважды (это про меня) . Катька развелась, Жебровская развелась, та, вообще замуж не выходила. У всех друзей по общежитие тоже либо вторые семьи, либо оставлены первые. А я как женился, так и живу..."